ВКонтакте Telegram YouTube Twitter RSS

Тор 10

31.03.17 16:32  

«Все реальные убийства в Зеленограде раскрыты»

Новый руководитель зеленоградского отдела Следственного комитета Виталий Приходько — об уровне раскрываемости преступлений, о делах по коррупции, экстремизму и подростковым суицидам и об обвинительном уклоне в работе правоохранительной системы.
«Все реальные убийства в Зеленограде раскрыты»



«Через наш отдел можно обратиться напрямую в центральный аппарат СК»

— Виталий Вячеславович, поскольку Вы новый человек в зеленоградской правоохранительной системе, просим Вас сначала немного рассказать о себе.

— Я родился в 1981 году. Имею высшее юридическое образование. Службу начал в 2003 году с должности следователя районной прокуратуры. Впоследствии работал на различных должностях, в том числе старшим следователем, помощником и старшим помощником прокурора, руководителем отдела процессуального контроля. До назначения в Зеленоград являлся заместителем руководителя следственного управления по Южному административному округу Главного следственного управления СК по Москве. Имею звание подполковник юстиции. Что еще вам рассказать? Женат, воспитываю двоих детей.

— Несмотря на то, что Следственный комитет существует как отдельное ведомство уже больше шести лет, многие обыватели до сих пор не очень разбираются в том, чем он отличается от полиции...

— Да, нас действительно путают то с полицией, то с прокуратурой. Компетенция Следственного комитета оговорена в статье 151 Уголовно-процессуального кодекса. Там написано, что следователи СК занимаются расследованием определенных видов преступлений. Это, в частности, убийства, случаи причинения тяжкого вреда здоровью со смертельным исходом, доведения до самоубийства и почти все прочие преступления, связанные с гибелью человека. Кроме того, это половые преступления, а также преступления, связанные с рейдерством, неуплатой налогов, незаконной игорной деятельностью, нарушением авторских и смежных прав. К компетенции Следственного комитета отнесено также расследование уголовных дел о тяжких и особо тяжких преступлениях, совершенных несовершеннолетними и в отношении несовершеннолетних.

— Значит ли это, что все, кто хотят заявить о совершении преступления одного из перечисленных видов, должны прийти именно в Следственный комитет, а в полиции им в приеме заявления имеют право отказать?

— И полиция, и прокуратура, и Следственный комитет обязаны принять любое заявление о совершении преступления, а потом, в случае если его расследование находится не в их компетенции, перенаправить дело по подследственности. Но, разумеется, если человек понимает, что хочет заявить о преступлении, которое находится в нашей компетенции, будет правильнее сразу прийти к нам — в следственный отдел Зеленограда, который находится в корпусе 445 напротив префектуры, отдельный вход со стороны Центрального проспекта.



Знаю, что в прошлом году в отдел дважды приходили люди и заявляли о взятках, которые брали сотрудники ДПС. Один записал происходящее на диктофон, другой — на телефон. Следователи возбудили уголовные дела, соответственно оба они были раскрыты — причем без каких-либо оперативно-розыскных мероприятий.

Кроме того, при нашем отделе действует приемная председателя Следственного комитета Александра Ивановича Бастрыкина. Это значит, что любой гражданин, не обязательно житель Зеленограда, может прийти к нам и подать заявление в центральный аппарат СК по любому следственному вопросу по территории всей России. Я или мой заместитель примем это заявление и в течение суток организуем отправку в центральный аппарат Следственного комитета.


«Желания сделать всех обвиняемыми у нас нет»

— Виталий Вячеславович, Вы наверняка владеете данными об итогах работы зеленоградского следственного отдела в прошлом году. Сколько дел было расследовано? Какова раскрываемость? На какие цифры Вы бы хотели обратить внимание?

— Всего в производстве отдела в 2016 году находилось 109 дел. 50 дел по 57 преступлениям (возможны ситуации, когда в одном деле несколько эпизодов) были переданы в суд. Раскрыты 37 тяжких и особо тяжких преступлений. Раскрываемость по убийствам составляет 75%. Этот показатель несколько ниже, чем в среднем по Москве, но хотел бы подчеркнуть, что нераскрытые дела — это дела по без вести пропавшим. В некоторых случаях при исчезновении человека возбуждается уголовное дело по статье «Убийство». То есть мы предполагаем, что человека могли убить, но не знаем этого точно. Что же касается реальных убийств, которые произошли в Зеленограде в прошлом году, то все они раскрыты.

— Можно ли говорить о резком увеличении количества преступлений какого-то вида?

— Нет, таких всплесков нет. В целом же наблюдается снижение преступности и количества уголовных дел, так что из этих данных можно сделать вывод, что жизнь в Зеленограде становится безопаснее. Обратил бы внимание на то, что, к моему удивлению, в 2016 году в округе не было ни одного уголовного дела по статье о незаконной игорной деятельности. Хотел бы заверить горожан, что мы готовы рассматривать все заявления о работе игорных клубов, и возбуждать уголовные дела при подтверждении изложенных в заявлениях фактов. Так что зеленоградцы могут смело обращаться к нам с сообщениями о предполагаемых преступлениях в этой сфере.



— Наши судебную и правоохранительную системы часто критикуют за обвинительный уклон в их работе. По нашим наблюдениям, оправдательных приговоров в суде действительно мало. Является ли для следственных органов оправдательный приговор по делу, которое они расследовали, экстраординарным событием? И какие последствия он может повлечь?

— Каждый такой случай внимательно рассматривается. Проверяется, не было ли допущено следователем нарушений закона. Но все-таки я бы не сказал, что оправдательный приговор в суде — это однозначно негативная оценка нашей работы. Бывают такие дела, в которых для получения доказательств применены все имеющиеся следственные методы, и ряд доказательств свидетельствует о виновности лица, а ряд — о невиновности. В таких случаях точку в деле может поставить только суд.

Что касается якобы обвинительного уклона в нашей работе, то я готов ответить на это цифрами. В прошлом году зеленоградский следственный отдел получил 550 сообщений о преступлениях, а уголовных дел было возбуждено только 55, то есть ровно 10%. Часть сообщений были переданы по подследственности, но в 418 случаях нами были вынесены отказы в возбуждении уголовных дел. Так что желания сделать всех обвиняемыми у нас нет. Вся информация тщательно проверяется и только если она подтверждается, возбуждается уголовное дело.


«Самоубийств, связанных с группами смерти, в Зеленограде не было»

— Расскажите, пожалуйста, о коррупционных делах, которые сейчас расследуются вашим отделом.

— В настоящий момент таких дел нет. Но в 2017 году одно коррупционное дело уже было передано в суд. Сотрудница ФСИН получила взятку в 30 тысяч рублей за пронос мобильных телефонов для заключенного в следственном изоляторе. (24 марта по этому делу был вынесен приговор суда — прим. Инфопортала).



— Есть ли сейчас в вашем производстве какие-то дела по экстремизму?

— Недавно мы возбудили очередное дело по факту распространения в интернете материалов экстремистского характера, но пока, в интересах следствия, я не могу рассказывать о нем подробнее.

— В последние время в случаях гибели несовершеннолетних, имеющих признаки суицида, стали часто возбуждаться уголовные дела по статье «Доведение до самоубийства». С чем это связано? И чем кончаются такие дела?

— Мы возбуждаем такие дела даже в случаях довольно очевидных самоубийств и наличия предсмертных записок, в которых погибшие заявляют о том, что смерть — это их самостоятельный выбор. Ведь речь идет о детях, личность которых еще не до конца сформирована, и очень важно выяснить все обстоятельства. А сделать это можно только в рамках уголовного дела. Допрашиваются родственники, друзья, одноклассники, учителя, проводится множество исследований, в том числе посмертная психолого-психиатрическая экспертиза, выясняется, никто ли не бил, не оскорблял, не унижал погибшего.

В настоящее время проблема детского суицида стоит очень остро. Поэтому по каждому такому случаю суицида нами в обязательном порядке изымаются мобильные устройства погибших, их содержимое внимательно изучается, исследуется вся переписка в социальных сетях.

— Были в Зеленограде случаи подростковых суицидов, связанные с группами смерти?

— На данный момент нет. И случаев подтвержденных доведений до самоубийств — во всяком случае в последнее время — тоже нет. Впрочем, два таких дела по двум погибшим подросткам еще находятся у нас в производстве.



Беседовал Павел Чукаев. Фотографии Василия Повольнова


Другие новости
Просмотров: 17413

Комментарии (17)

..