ВКонтакте Telegram YouTube Twitter RSS

Тор 10

24.09.19 13:35  
эксклюзив

Андрей Титов: «На выборах в Зеленограде я боролся с Госдепом США»

Новоизбранный депутат Мосгордумы от Зеленограда — о Навальном, «Единой России», своем бизнесе, отработке денег, льготах на М11 и проезд в электричках, детской больнице, велодорожках, благоустройстве, уплотнительной застройке, отчетах перед избирателями, фонтане на площади Юности, нелюбви к смартфонам и катании на льдинах.
Андрей Титов: «На выборах в Зеленограде я боролся с Госдепом США»

Бизнес, общественная деятельность, мандат в Cилино

— Андрей Михайлович, разумеется, начнем с поздравлений с избранием в депутаты Мосгордумы от Зеленограда.

— Спасибо! Я же хочу начать с благодарностей! Во-первых — штабу, который проделал огромную работу. Реально огромную. Вы даже не догадываетесь насколько. Потом — всем своим сторонникам. Я уверен, что люди, которые за меня проголосовали, не ошиблись. И надеюсь, что уже в ближайшие несколько месяцев начну оправдывать их доверие, показывать это на деле.

Жалко, конечно, что была такая маленькая активность (явка избирателей в Зеленограде составила 24,3% — прим. Инфопортала). Хотя Зеленоград и на первом месте по явке. Но все равно благодарен всем, кто пришел — независимо от их выбора. Я уважаю любую позицию. Это жесткая конкуренция — и это правильно. Зато я точно могу сказать, что выборы легитимные, честные и конкурентные.

— Где Вы провели ночь на 9 сентября? И как встретили новость о победе?

— Проводил в своем штабе в корпусе 1106. Там было немного народа. Старался вести себя спокойно, потому что на самом деле был уверен в своей победе. Оказался прав.

— Уже понимаете, как будет дальше организована ваша жизнь и работа?

— Это будет сильно зависеть от того, каким депутатом я буду: освобожденным или неосвобожденным. Освобожденный депутат зарабатывает деньги на своей основной работе, неосвобожденный — получает зарплату в Мосгордуме, поскольку возглавляет одну из комиссий. (Беседа состоялась еще до выборов председателей комиссий — прим. Инфопортала). Я готов и так, и так. Готов морально, физически и юридически. Причем юридическую составляющую надо ставить на первое место. Компания у меня тоже не останется без головы. Голова уже выросла и не одна. (смеется) Это мой принцип мотивации — выращивать себе сотрудников.


По теме


Андрей Михайлович Титов

Родился 6 февраля 1967 года в Зеленограде. Живет в корпусе 1130.

Выпускник школы №842. Проходил срочную службу в армии в составе группы советских войск в Германии (Вюнсдорф). Окончил Московский государственный педагогический институт имени В. И. Ленина по специальности «Инженер-педагог» и Московский государственный университет имени М. В. Ломоносова по специальности «Юриспруденция».

Возглавлял частную школу «Класс-центр музыкально-драматического искусства» при театре-студии «Театр, где играют дети». В 1994 году создал научно-производственную фирму «МТ-Модуль», которую возглавляет по сей день (компания специализируется на производстве торгового оборудования; изначально базировалась в Москве, потом в Зеленограде, а в 2013 году переехала в Солнечногорск).

В 2012-м и 2017 годах избирался в качестве самовыдвиженца муниципальным депутатом округа Силино. В 2014 году выдвигался в депутаты Мосгордумы как независимый кандидат, но для регистрации не успел собрать необходимое количество подписей в свою поддержку.

Председатель управляющего совета школы №842. Сопредседатель некоммерческого партнерства «Зеленоградский деловой клуб». Член общественного совета Зеленограда при префектуре. Соучредитель и попечитель федерации регби Зеленограда. Вице-президент торгово-промышленной палаты Солнечногорска.

Увлекается историей, фалеристикой (наукой о наградах) и фотографией.

Женат, воспитывает четырех дочерей, в том числе одну приемную.


— В связи с избранием в Мосгордуму Вы не планируете переводить свой бизнес из Солнечногорска в Москву — например, обратно в Зеленоград?

— Нет. Ну, а как? Я бы с удовольствием, если там продам, а здесь куплю. Но цены-то разные. И, кстати, вот на эту тему я и буду лоббировать интересы московских предпринимателей, чтобы они не расползались из города. Я понимаю, почему я ушел. Потому что я здесь не могу ничего купить на те деньги, которые у меня были. А там это было возможно.


По теме

— Что будет с точками приложения Вашей общественной деятельности после избрания в Мосгордуму? Общественный совет Зеленограда, Деловой клуб, депутатство в Силино…

— Все, в Силино я сдал мандат. 11-го числа написал заявление — там я больше не депутат.

— А всевозможные другие общественные и попечительские советы? Есть какие-то вещи, про которые Вы скажете: «Вот от этого я точно не откажусь»?

— От спорта я не откажусь.

— От зеленоградской федерации регби?

— Да. Я там учредитель, и, если это возможно с правовой точки зрения, то я бы им оставался. По общественному совету Зеленограда — не знаю, тоже надо посмотреть регламент. Очень просит школа, чтоб я остался в управляющем совете. Есть такие пожелания родителей, учителей. Я уже понимаю, какое может быть решение. Скорее всего, подберем хорошего заместителя, который всю текущую работу возьмет на себя. А номинально останусь я. По поводу Делового клуба — здесь тоже есть исполнительный директор, а я как учредитель, сопредседатель. Думаю, что после такой выборной кампании, в которой Деловой клуб очень сильно мне помог — финансами, я имею в виду — будет какая-то новая страничка в его развитии. Потому что предприниматели очень сильно объединились, и я не ожидал такого объединения. Вот реально не ожидал!

— Известно, что Вы увлекаетесь фалеристикой и в свое время рассказывали нам о наградах-орденах, которыми поощряете своих подчиненных. По итогам этих выборов будете выпускать медали «За прохождение в Мосгордуму» для сотрудников штаба?

— (смеется) Не знаю. Даже не думал об этом. Спасибо за свежую мысль.


Депутаты нового созыва Мосгордумы. Фото с личной страницы Андрея Титова в сети «ВКонтакте»

Льготы на проезд по М11 и в электричках

— К более серьезным вопросам. Судя по Вашей программе, Вы, как и Ваши конкуренты на прошедших выборах, с которыми мы общались, видите роль депутата не только в том, чтобы голосовать по вопросу принятия тех или иных законов, но также и в том, чтобы отстаивать и продвигать интересы зеленоградцев на московском уровне в более широком смысле. Даже если формально это не входит в полномочия депутата городского парламента. Правильно?

— Конечно, да! 100 процентов! Законы — это первое дело. А второе — отражение интересов зеленоградцев. И я их уже начал продвигать. Надеюсь, что в бюджете, который будет рассмотрен в середине октября, уже будет заложена компенсация проезда.

— На электричках? Или по М11?

— На все. Как и обещал. Потому что это очень важно. Я не могу гарантировать, что поддержат. Но то, что я об этом буду заявлять, сто процентов. И надеюсь, что не найдется ни одного депутата, который скажет, что я не прав.

— То есть речь идет о том, чтобы в бюджет заложить средства на субсидирование проезда зеленоградцев по М11?

— Да. Для всех зеленоградцев, которые прописаны здесь, но работают в Москве — вот два основных условия. Если им соответствуешь и хочешь ездить по М11, то будешь ездить очень дешево.

— Дешево — это сколько?

— Ну, до 100 рублей, я думаю.

— В одну сторону?

— Туда-обратно. Об этом никто никогда не говорил в Думе. Никому до этого дела не было. А вы скажите, чем отличается житель Бутова от жителя Зеленограда?

— Ну, нас-то ни в чем убеждать не надо…

— Я показываю, как я себя буду вести в Думе, чтобы доказать необходимость принятия такого решения. Покажите мне, чем отличается житель Чертаново или Бутово от Зеленограда? Ничем, кроме того, что житель Бутово может доехать за 38 рублей до центра Москвы, а житель Зеленограда — за 110 плюс 38. Это справедливо?

— Не получится ли так, что власти посчитают, что жители Зеленограда слишком дорого обходятся Москве и…

— Хорошо. Давайте считать дальше. Вот мне ответили, что есть несправедливость. Сколько будет стоить бюджету построить любое дополнительное метро, трамвай, еще что-то до Зеленограда? Ну, примерно можно посчитать. Миллиарды. Вернее, триллиончик, наверное, потому что это не Москва, а область, и там все раскуплено в частную собственность, надо будет выкупать это все. Теперь давайте посчитаем, сколько зеленоградцев ездит в Москву на работу. Это элементарно делается — есть статистика, умножаете — получаете. За доплату в год бюджет потратит миллиард, а за стройку — триллион. Где экономия бюджета?

Только решать проблему транспортной доступности надо в комплексе. Нельзя в одном месте сделать хорошо, а в другом оставить, как есть. Надо, чтобы и электрички по цене метро были. Загрузится М11, освободится Ленинградка, освободятся электрички. Чуть-чуть добавим еще электричек. Плюс программа центральных диаметров осуществится. И, кстати, цена там тоже будет не такая, как сейчас в электричках…

Я просто уверен, что смогу это пролоббировать в Мосгордуме. И я уверен, что даже самые заклятые мои враги не будут против такого решения. И это будет и на благо бюджета Москвы, потому что экономия будет приличная. Понимаете, да? Я же все в комплексе решаю. И у меня на каждый пункт программы есть примерно такое решение.




По теме

— Чтобы закончить предыдущий вопрос — не получится ли так, что власти Москвы захотят отдать слишком дорого обходящийся им Зеленоград области?

— Да вряд ли. Все-таки сейчас зеленоградская промышленность развивается. И я надеюсь, с моей помощью, в том числе, еще больше будет развиваться. Я полностью на стороне наших зеленоградских компаний и буду делать все необходимое для их развития. Потому что вторая проблема, которая тоже влияет на транспортную доступность, рабочие места здесь. И если мы из 20%, которые ездят в Москву, оставим здесь хотя бы 5% людей, которые найдут себе работу хорошую в своем городе, транспортная доступность станет еще легче. Цель-то — комплексное решение. Я об этом уже говорил. И по рабочим местам — это основное. У меня есть идеи по поддержке наших электронных компаний. Чтобы поддержка на другом уровне была. Я знаю проблемы некоторых зеленоградских компаний, которые делают очень хорошие вещи, но не могут в Москве их продать. По каким причинам — будем разбираться. И я уверен, что смогу на это повлиять. Чтобы они больше продавали, больше платили налогов, больше развивались и брали к себе на работу.

— То есть Зеленоград — экономически перспективная территория, которую Москве просто невыгодно отдавать?

— Да. И я думаю, что скорее будет идти речь о присоединении территорий Московской области к Москве, чем наоборот. Пятую часть Подмосковья уже присоединили к Москве, и довольно успешно. Кстати, метро вот туда ведут. Давайте посчитаем, сколько это стоит? Я этот аргумент тоже в голове держу, потому что тут уже есть стоимость проекта. Мы сто лет будем ездить бесплатно в Москву, чтобы такую же сумму набрать. Я же вас убеждаю? Надеюсь, что и мои коллеги депутаты вновь избранные — тоже адекватные люди. (смеется)

— Зафиксируем по итогам обсуждения этой темы. Вы будете добиваться того, чтобы в бюджете Москвы уже на 2020 год были заложены средства на льготы для работающих в Москве зеленоградцев на проезд по М11 и на электричках. На М11 проезд будет стоить в районе 100 рублей за поездку туда-обратно, а стоимость проезда в электричках мы хотим приравнять к метро. И реализации проекта МЦД не дожидаемся. Так?

— Да. И МЦД не дожидаемся.

Кстати, у меня есть несколько вопросов от людей, которые живут в Москве, а работают в Зеленограде. Я им сказал: «Да, это интересно, об этом я не думал». Наверное, и им должны быть созданы такие льготы. Если это рассматривать в комплексе, то чем больше народу заведем на М11, тем легче будет Ленинградке и электричкам. У меня-то цель — людям помочь.

— Техническая проработка реализации этих решений существует? Как именно люди будут доказывать свое право на такую льготу и как она им будет оформляться?

— Проработка существует. Мне не хватает некоторых данных статистических. Мне не удавалось их получить, но, надеюсь, что теперь легко смогу это сделать. Легко.


Андрей Титов и главврач зеленоградской горбольницы Андрей Гриднев (справа). Фото Инфопортала


Детская больница, новая поликлиника

— Так вышло, что мы начали говорить о Вашей программе с темы транспорта. Но агентству «Москва» сразу после избрания Вы сказали, что первым делом займетесь вопросом создания детской больницы в Зеленограде

— Уже открытия ее.

— Да. Она, конечно, уже практически превратилась в долгострой, но все-таки конец этой «стройки» вроде бы виден и обозначен — 2020 год.

— Не хотелось бы, чтобы его еще раз переносили.


По теме

— В чем Вы видите свою роль в этом вопросе?

— Вы знаете, со мной как с кандидатом даже не особо делились информацией о том, в чем там проблема. Приведу пример из другой области. Я как председатель управляющего совета школы почти целый год не знал, что в ней идет ремонт. Он должен был закончиться к 1 сентября, а не закончился даже к 20 мая. Потому что директор боялся мне об этом сказать. Это нонсенс. Целый год школа училась в три смены! И я об этом не знал! Я говорю директору: «Ольга Евгеньевна, вы чего? А я зачем тогда — депутат, председатель управляющего совета?» Оказывается, ремонт не может кончиться целый год — и никто никуда не писал!

На следующий же день я прокурору нашему — звоночек. По его совету написал запрос. Через день Ольга Евгеньевна мне звонит: «Ты что сделал? Тут рабочие приехали, завозят материалы». После этого за месяц сделали все! Вот надо было не 20 мая, а 2 сентября — звонить, писать, что-то делать! Даже 1 августа, когда стало понятно, что работы не ведутся. Но многие люди боятся, может быть, навредить, и ничего не делают. Это плохо.

— То есть Вы подозреваете, что с детской больницей может быть похожая ситуация? И что руководство ГКБ не очень педалирует этот вопрос?

— Может быть. Я знаю, что у нас нет пока проблем с территориальными поликлиниками, но также точно знаю, что в течение пяти лет добавится нагрузка до 90 тысяч жителей. А вот с таким количеством жителей будет справиться, наверное, сложно.

— Добавится — с учетом строительства на прилегающих к Зеленограду территориях?

— Да, вокруг Зеленограда. Мы об этом не знаем, а я знаю. Как вы думаете, они поедут в Солнечногорск приписываться? Нет. Об этом надо говорить сейчас, чтобы планировали через пять лет построить еще одну поликлинику в Зеленограде.

А детскую больницу я просто хочу взять под жесткий контроль и попытаться максимально правильно додавить этот вопрос. Потому что отсутствие больницы с такой транспортной доступностью — это очень опасно.


По теме


По теме

— У вас уже есть понимание того, что будет в этой больнице, какие отделения? Ведь там всего 105 коек. Не сложится ли ситуация, что с определенными проблемами мы продолжим возить детей в Москву?

— Насколько мне известно, по проекту там будет полноценная детская больница — все необходимые отделения.

— Будете ли поднимать вопрос о строительстве полноценной детской больницы в том формате, о котором говорил Сергей Собянин еще в 2011 году? Тогда ведь собирались строить больницу на 300 коек, выделили под нее место, но процесс затянулся, возник временный вариант с переделкой под детскую больницу бывшего роддома на Каштановой аллее. Но теперь о нем уже никто не говорит как о временном, а строить большую новую больницу никто не собирается.

— Однозначно буду поднимать вопрос не по больнице, а по детской поликлинике в 19-м микрорайоне, который пойдет под реновацию. Потому что детская поликлиника в 15-м микрорайоне, она тоже задыхается. Она маленькая, была рассчитана на 6 тысяч пациентов. Сейчас там 24 тысячи. И будет больше и больше. Поликлинику надо строить в первую очередь. Мы 60 лет прожили вообще без больницы. И то, что сейчас построят хоть на 100 коек, это уже большой плюс.



Предвыборная программа, тоннель в Алабушево

— Есть ощущение, что Ваша программа во многом состоит из вещей, которые и так запланированы городскими властями и, в том числе, отражены в прошлогодней программе Собянина «Мой район»: строительство новых путепроводов через железную дорогу, та же детская больница, о которой уже поговорили, завершение строительства футбольного поля в 9-м микрорайоне, замена лифтов с истекающим сроком эксплуатации, капремонт помещений «Ведогонь-театра» и Музея Зеленограда... Что можете на это ответить?

— Действительно, это заложено уже в программе, но это не выполняется так четко, как того требуют жители, и жители про это все равно говорят. Я не могу сказать: «Я вас услышал, но это уже заложено. Все, я к этому отношения не буду иметь». Нет, я буду к этому иметь отношение!

Программа, которую я отпечатал после 10 августа, была составлена только по наказам жителей, с которыми я встречался. У меня действительно было за полгода почти 300 встреч. И вот тогда-то я собирал всю эту информацию. И в августе появилась программа, которая является, так сказать, претензией всех жителей Зеленограда к правительству Москвы и окружающему существованию — что мы хотим вот это поменять. И я это взял за основу.

Многие пункты программы уже выполнены. Меня в апреле попросили в 807-м корпусе сделать площадку. Я тут же пошел к коллегам депутатам из Старого Крюково, они говорят: а мы уже это заложили, мы будем ремонтировать ее. И в августе ее уже открыли.

Вообще, эта выборная кампания мне столько принесла! Я столько нового узнал, о чем даже не догадывался и даже не думал! Я очень благодарен людям, которые приходили и делились своими наболевшими проблемами. Вот пример такой проблемы, которая не попала в программу, потому что было уже в конце августа. Ко мне подошел молодой человек с таким вопросом: пенсионный возраст подняли на 5 лет, а молодые семьи как были, так и остались — до 30 лет. А дальше — существующие для них преференции теряются. Почему тоже не поднять эту границу на 5 лет? Я ему говорю: «Где ж вы раньше-то были?! Я даже об этом не подумал!» Прям в точечку проблема! Я сейчас даже по своим старшим дочерям, которым уже за 27, вижу, что они не торопятся заводить детей. А когда соберутся, по закону будут уже не молодыми. Я благодарен тому парню, который подошел и сказал об этом. Решение лежит на поверхности, и я взял эту идею на вооружение. Когда будет вопрос на эту тему, я обязательно ее вспомню, это у меня записалось на подкорку.

— То есть в пунктах программы, которые совпадают с уже существующими планами властей, Вы видите свою задачу в том, чтобы катализировать данные процессы?

— Да. В продвижении и в отстаивании интересов. Депутат именно интересы отстаивает — и не свои, а всех жителей. Потому что у меня интересы как у жителя другие. Я в Москву езжу раз в полгода. Для меня транспортной проблемы вообще не существует, но это не значит, что ее не существует для Зеленограда.

Тут я могу привести пример про тоннель в Алабушево, потому что он на моей территории (в районе Силино, где Титов работал муниципальным депутатом — прим. Инфопортала) и я знаю динамику этого всего действия. Мы застопорились в тот момент, когда у нас все было готово, даже финансирование уже было. И тут мы с другой стороны железной дороги попали на шесть участков подмосковных. Все — стопор. Реальный юридический стопор. Мы — предложение, нам — «это другой субъект федерации, решить вопрос можно только через Мосгордуму». Муниципалитет уже ничего сделать не мог. Почему у меня и возникла идея межрегиональной комиссии Мосгордумы и Мособлдумы. Ну, комиссии, может быть, это очень громко сказано, но рабочие группы точно будем создавать. Вот для решения, в том числе, таких вопросов.


Андрей Титов на заседании Мосгордумы. Фото с личной страницы Андрея Титова в сети «ВКонтакте»


По теме

В данном случае по тоннелю все решилось само собой. В 18-м году были выборы мэра, и губернатор с мэром договорились о совместной работе. Я знаю, что Сергей Семенович Собянин помог заасфальтировать подъезды ко многим СНТ, в том числе к тем, где стояли избирательные участки. И Воробьев пошел навстречу, и они решили вопрос с этими домами у нашего тоннеля, насколько я понимаю. До конца этого года будет готов проект — он уже финансируется.

— То есть пункт программы про строительство путепроводов через железную дорогу — это опять вопрос депутатского контроля?

— Да. Я как депутат муниципальный не мог ускорить этот процесс. А вот если бы я был на тот момент депутатом Мосгордумы, наверное, смог бы договориться с коллегами из Мособлдумы собрать рабочую группу и каким-то мостиком выступить. Решил бы эту проблему раньше.


Мусоросжигательный завод, проблема Андреевки

— Еще один пограничный московско-подмосковный вопрос. Очень популярна сейчас экологическая тема. Вы в своей программе возражаете против строительства мусорных полигонов вблизи Зеленограда, но при этом даже не упоминаете о мусоросжигательном заводе.

— Здесь опять же должно быть комплексное решение. Федеральное правительство приняло программу «Чистая страна», и по ней у нас должна быть правильная утилизация мусора. То есть сначала — правильная сортировка, когда мусор раскладывается на кучу фракций. Потом часть подлежит специальной утилизации, часть — использованию, органическая часть — как компост хранится, часть, которая не гниет, — можно захоронить, часть — сжигается. Если это правильно организовать, то экологический вред будет минимальный. Вопрос в другом: кто будет следить, как это организовано?

— Да, в теории все красиво. Но опасения людей связаны с тем, что на практике все будет совсем не так.

— Да. В чем и проблема. Когда были общественные слушания в Поварово, меня не пустили туда. Так же, как и многих. Один человек от нас смог туда пробиться, но толку не было.


По теме

После этого я встречался с одним из руководителей экологии в Солнечногорском районе, и он мне порекомендовал: напишите, чтобы в проект этого сортировочного полигона (близ Лыткино и Поварово — прим. Инфопортала) попала система постоянного видеонаблюдения. Чтоб машина не могла сбросить мусор никуда в другое место, а только на конвейер, и чтобы можно было следить за сортировкой.

А сейчас на этом месте находится незаконный полигон, вы знаете. Три года назад был подсчитан экологический ущерб от него — 2,5 млрд рублей. Эта свалка уже начала гнить. И именно там выбрали место для данного объекта, чтобы этот полигон рассортировать. Здесь тоже вроде есть какое-то разумное звено. Но опять же — как это будет?

Самое главное — это контроль. И общественный совет Зеленограда это под свой контроль берет. И одна из идей рабочих групп с Мособлдумой — в том числе и по экологии. Потому что пограничных вопросов много. Транспорт, поликлиники, экология. Как минимум три. Которые очень важны для каждого зеленоградца. И здесь нужна прозрачность.




По теме

— Добавили бы в этот список еще вопросы правопорядка. Как минимум для жителей «нового города», граничащего с Андреевкой, они очень актуальны, потому что там продолжают работать такие магазины, как бессмертный «Маячок», который неоднократно ловили на незаконной продаже алкоголя, в том числе в ночное время.

— Ну, там все-таки много чего сносят. Хотя тот же «Маячок» переехал в гараж — это да. Кстати, могу открыть вам тайну. В первый раз о сносе самостроя в Андреевке заговорили в торгово-промышленной палате Солнечногорска три года назад. Есть решение ТПП, я там — вице-президент, о содействии упорядочивания этой торговли. Именно тогда мы все фотографировали, подготавливали документы для администрации, чтобы она все это в суды заявляла. Три года назад все это началось.


По теме


По теме

— В солнечногорской торгово-промышленной палате Вы остаетесь?

— В совете ТПП я остаюсь — на днях было отчетно-перевыборное собрание — потому что это общественная должность. И, наверное, для всех это будет плюсом, что депутат Мосгордумы там будет в совете.


Закон о тишине, велодорожки

— В разделе района Матушкино в Вашей программе есть такой пункт — «принятие мер по обеспечению порядка и тишина на территории района в ночное время». Эта проблема актуальна для жителей всех районов Зеленограда. При этом в полиции неоднократно объясняли, что фактически не могут принимать мер к нарушителям закона о тишине из-за отсутствия соглашения между МВД и правительством Москвы. И, насколько мы понимаем, ситуация до сих пор не изменилась. В результате мы оказываемся практически беззащитны перед шумными компаниями, орущими под окнами по ночам. Вы собираетесь решать эту проблему?

— Действительно — когда была муниципальная милиция, она только этими вопросами и занималась. Потом ее упразднили, а ее полномочия передали не все. И эти полномочия выпали. Это абсолютно юридический вопрос.

— И кажется, что депутат Мосгордумы вполне может способствовать ее решению.

— Да, как раз депутат Мосгордумы обязан это делать. Проблема существует. Часть полномочий потеряли. Это правовой казус. Вернее, казус — это противоречие, а тут у нас правовая пустота.


Фото с личной страницы Андрея Титова в сети «ВКонтакте»


По теме

— Несколько лет назад мы с Вами общались как с одним из представителей инициативной группы по развитию велоинфраструктуры Зеленограда. Некоторое время шла активная работа в этом направлении, было даже выделено 25 миллионов рублей на разработку проекта создания сети велодорожек в Зеленограде. Но в итоге — ничего. Понятно, что не у Вас надо спрашивать, как были потрачены эти миллионы, но все-таки — у Вас есть понимание, почему все заглохло?

— Есть. Как раз после той встречи, о которой мы говорили, совет депутатов Силино принял решение о поддержке развития велоинфраструктуры в районе. Именно это решение дало толчок. В Москве об этом услышали. Еще два муниципалитета в Москве приняли такое решение. Об этом стали говорить. И каким-то образом это легло на стол Собянину. И тем, кто заикался о велодвижении, дали денег на его развитие. Так появились эти 25 миллионов — не на Силино, а на весь Зеленоград.

До нас они не дошли, остались в Москве — на разработку проекта. Разрабатывать его начали — через полгода к нам приходили запросы о том, как и где эти маршруты можно сделать. И мы отвечали, что вот здесь частная собственность, здесь — рекламная конструкция, которая еще пять лет будет стоять. И в результате во всех этих тонкостях этот проект и заглох. Потому что надо было что-то переносить, выкупать, благоустраивать… Готового проекта всей велосети, длина которой должна была быть 77 километров, я в глаза не видел. Но это послужило толчком для дальнейшего развития. И теперь все новые объекты, которые можно закольцовывать, стали закольцовывать велокругами. У нас в Силино это Школьное озеро. Это тоже отголоски той программы.


По теме

— Но эти кольцевые велодорожки, мягко говоря, совсем не то, о чем шла речь пять лет назад.

— Да, не то. Я думал, что мы сможем помочь, приняв как муниципальные депутаты такое решение. Мы помогли — нас заметили.

— Но реализация оказалась слишком дорогой и на нее уже денег никто не выделил?

— Я так понимаю, там даже проект не был завершен. Но я и сейчас остаюсь сторонником велодвижения. И то, что сейчас власть обязывает все предприятия размещать у своих входных групп велопарковки, и сама их размещает — вон у остановок ставят — это же не просто так. Это развитие инфраструктуры. Здесь развили, здесь развили. Я так понимаю, что по генплану в будущем все равно будет стыковка этих кусков в единую сеть. И я буду это поддерживать. У меня был опыт в этой области. Он не совсем удачный, но он все равно положительный. Да, завершить не получилось у меня. Наверное, не хватило полномочий. Не хватило времени, возможно. Я был и остаюсь директором завода и при этом был вот таким активным депутатом. А теперь у меня будет четыре платных помощника и тридцать бесплатных. С корочками, со статусом. Слышали, да? Тридцать! Это же целый класс. Понятно, что у меня будет больше возможностей. Это же можно таких дел наворотить! В хорошем смысле. (смеется)



— В Вашей текущей программе мы нашли только одно упоминание о велодорожках — «реконструкция тротуаров под велодорожки в районе Крюково». Почему только в «новом городе»?

— Просто у Нижнекаменского пруда сделали шикарную правильную велодорожку. И в зоне отдыха в 20-м микрорайоне. Там сейчас практически на каждом благоустроительном объекте делают велодорожку отдельную. И их больше спрашивают там.


По теме

— И их проще соединить?

— Да. Там нет столько рекламы и столько коммуникаций.

— В своей агитгазете вы среди заслуг упоминали, что способствовали реализации проекта по строительству 77 километров велодорожек в Зеленограде. Даже не знаем, как сформулировать вопрос — настолько абсурдным выглядит этот пункт. Где эти велодорожки?

— Я способствовал реализации. Я рассказал, в чем это способствование выражалось. Но этот проект действительно повис. Живьем дорожек нет. Но на Школьном озере маршрут закольцован — там на велосипеде проехать можно. Плотину никто ломать не будет. Я вообще предлагал признать ее культурным наследием. Это действительно уникальное гидросооружение.

— То есть это вопрос формулировок: вы способствовали реализации проекта, но проект реализован не был?

— Да-да-да. И мало того, сейчас во всех новых проектах обязательно учитывают велодорожки. Это тоже отголоски тех наших прошлых решений. Потому что это стало правилом. Это очень хорошо.


По теме


Благоустройство, расходы на него и обсуждение с жителями

— Один из пунктов Вашей программы — благоустройство пешеходной зоны от корпуса 416 до корпуса 456 — так называемой велодорожки, проходящей через весь 4-й микрорайон. Речь идет о замене дорожного покрытия, ремонте детских и спортивных площадок, установке скамеек и урн. Редакция Инфопортала как раз находится неподалеку, и поэтому мы хорошо знаем состояние этого места. Дорожное покрытие там не новое, но не выглядит требующим замены…

— Вроде да. Я тоже там часто хожу.

— Новые скамейки и урны появились только в прошлом году. Новая детская площадка у корпуса 447 тоже появилась в прошлом году. Возможно, не только у этого корпуса. В общем, откуда такой пункт в Вашей программе?

— Может быть, не все нужно обновлять. Здесь надо детально смотреть, потому что дорожка вроде бы действительно не в плохом состоянии. И неплохую воркаут-площадку там сделали в начале, с другой стороны, ближе к «Таллину» — я буду по-старому называть этот магазин. Надо смотреть.


Андрей Титов на Зеленоградском полумарафоне, 2014 год. Фото Инфопортала

— В одном из агитматериалов Вы сказали, что основной ориентир для Вас — дальнейшее благоустройство Зеленограда. Благоустройство — это хорошо, и действительно есть еще немало мест, нуждающихся в нем. Но Вам не кажется, что в Зеленограде накопилась некоторая усталость местных жителей от бесконечных и очень масштабных ремонтов и реконструкций? Особенно на фоне того, что в небольших, но важных деталях они не всегда соответствуют реальным запросам местных жителей — где-то проложить удобную дорожку, поставить лавочку в нужном месте, добавить пандус...

— Ну, вон в парке Победы половину претензий уже исправили.

— Тем не менее, загибая пальцы: усталость от благоустройства накопилась — раз, не всегда и везде оно соответствует запросам — два, при этом деньги на него выделяются фантастические. И возникает вопрос: может быть хотя бы часть из этих денег перенаправить на более актуальные нужды? Это три. Вам не кажется, что при таких вводных задача депутата не столько в «подогревании» процесса дальнейшего благоустройства, сколько в том, чтобы сделать его более проработанным, более детально обсуждаемым с местными жителями и при этом как-то оптимизировать траты на него?

— Оптимизировать траты однозначно надо. Я полностью согласен, что постоянное состояние ремонта — это отвратительно. Но вот такого капитального ремонта, который был в этом году, не было никогда в Зеленограде. Помните, какой был пруд в парке Победы пять лет назад? Весь бетон туда-сюда ходил, подойти к нему опасно было. Да, недоработок много. И вот вы чувствуете, когда за каждым объектом пристально наблюдает общественность, какой резонанс сразу происходит, и как быстро все меняют? На самом деле не хватает у нас общественного контроля. Я об этом говорю везде. Вы написали про лужу у 1106, которая там появилась после первого дождя после открытия парка. На следующий день ее убрали! Я приехал в свою приемную, она там рядом была, смотрю — они уже копают. Если бы вы не написали, я бы написал. Это бы достигло эффекта, но через неделю.

— Это эффект постфактум, когда видно, что сделано не то и не так. Это работает, когда дорожка сделана плохо, а когда дорожки там, где она нужна людям, просто нет, ее не запроектировали…

— Я честно могу сказать: раньше это было сплошь и рядом. В последние два–три года я вижу, что начинает прислушиваться власть к местным депутатам, и делать так, как мы просим. Где натаптывается — там и прокладывать. Надо просто на самом деле людям не на кухне говорить об этом, а писать, ходить к депутатам, занимать активную жизненную позицию.


Андрей Титов на праздновании Дня города. Фото Инфопортала

— Но и власть, наверное, тоже надо подталкивать к тому, чтобы на этапе проектирования обсуждала это с местными жителями? Реально обсуждала.

— Я именно это всегда и говорю: давайте спросим местных жителей. Моя позиция такая, и все годы муниципального депутатства я именно так и вел себя. Когда обсуждалась возможность строительства 12-этажной гостиницы у Школьного озера, я сказал: «Давайте спросим у жителей ближайших башен, что они думают». И у нас сразу три депутата пошли и опросили. Как я вел себя, так я и буду себя вести, но теперь на другом уровне.


По теме

Причем на этом уровне есть возможность, наверное, даже какой-то подзаконный акт или закон принять, чтобы процедура была более прозрачной, чтобы жителей заранее предупреждали и оповещение, может быть, как-то по-другому давали. Потому что действительно, ну кто сейчас газеты читает вот так внимательно, чтобы увидеть эти оповещения о публичных слушаниях? Многие люди даже не понимают, что там написано, потому что написано это сухим чиновничьим и юридическим языком.

Когда я контролировал какие-то процессы, эффективность работ повышалась, а качество могло повыситься в два–три раза. И это подтверждают переделанные по моей инициативе объекты. Некоторые я заставлял переделывать полностью. Такой опыт у меня был.


Уплотнительная застройка, завышение тарифов за отопление

— В Вашей программе нет упоминаний об активном и, в том числе, уплотнительном строительстве, которое ведется в Зеленограде, и воспринимается многими горожанами как корень основных проблем округа. Уж во всяком случае транспортных. Вы не видите в этом проблемы?

— Я просто понимаю, что у нас, кроме вот этих домов за «Флейтой», которые были отданы еще десять лет назад после сноса пятиэтажек, ничего нет. Десять лет все молчали. А когда стройка началась, заговорили. А больше ничего не планируется.


По теме


По теме



— У нас зарезервирован участок под пять домов во 2-м микрорайоне.

— Это где?

— Тоже на месте пятиэтажек. Мы писали об этом еще несколько лет назад. У нас произошло — это уже свершившийся факт — уплотнение в 23-м микрорайоне, где добавили две жилые башни, которых не было в первоначальном проекте, утвержденном на публичных слушаниях.

— Но там нет уплотнительной застройки.

— Они построены на том месте, где должны были быть гаражи. Конечно, это уплотнение и прямой ущерб транспортной инфраструктуре.

— А, на месте гаражей! Да, точно, это я читал.

— И конечно наша замечательная реновация и три дома на парковке в 9-м районе.

— Ну, это земля всегда была отложена под резерв, и парковка там была временная.

— Вопрос не в законности и не в том, когда это было предусмотрено. Проблема-то в любом случае есть!

— Проблема в том, что реновация — это вообще новое явление. Если бы не было реновации, то никакой уплотнительной застройки в Зеленограде и не планировалось бы. Вот честно — про 2-й микрорайон я не в курсе. Меня никто об этом не спрашивал. Я знал про дом в 6-м районе на этапе строительства, но там снесли три, поставили один. Нет там уплотнения.

— В 6-м как раз все разумно. Один вместо трех — отлично. Но в остальных местах все не так радужно.

— Это, к сожалению, инвестиционные участки земли, которые выигрывает коммерческая организация. Москва имеет на это регулятивную составляющую, но, видимо, она не до конца правильная. И здесь я как депутат, если увижу, что вот так же восемь домов захотят построить во 2-м районе, попрошу, чтобы еще раз сделали госэкспертизу. Тут я буду на стороне жителей.

Я точно знаю, что в 10-м, 11-м и 12-м строить негде, но по программе реновации там снесут три дома на улице Гоголя. И мы уже приняли на комиссии муниципалитета решение, что мы там будем рекомендовать в территориальные органы построить многофункциональный центр социального обеспечения — в том числе, соцзащиту, которой нет. Силино — единственный муниципалитет, который не имеет своего центра соцобслуживания. И это очень большая проблема для жителей 10-го и 11-го района.


Встреча Андрея Титова с горожанами. Фото с личной страницы депутата в сети «ВКонтакте»

— Судя по «многофункциональному» названию этого объекта, речь идет не только о создании там центра социального обслуживания, но и о чем-то более глобальном?

— В первую очередь о центре социального обслуживания. Очень большой слой населения 11-го и 10-го районов чувствует негатив, потому что не может без пересадки добраться до другого ЦСО в 8-м микрорайоне.

— Что там появится еще? Более детальной проработки содержания этого объекта пока нет?

— Нет. Детали мы не прорабатывали. Я думаю, что это преждевременно. Хотя на этапе проектировки имеет смысл провести опрос населения, что они хотят там видеть. Но еще даже этапа сноса нет. Там никого еще не расселяют.

— Еще одна важная и касающаяся очень многих тема, которая никак не отражена в Вашей программе, — неверное массовое начисление платы за отопление. Как минимум в 88 домах…

— Их гораздо больше.

— Да, есть основания полагать, что домов, жителям которых завышалась плата за отопление, гораздо больше. МФЦ и «Жилищники» в этом вопросе кивают друг на друга. Вроде бы какие-то перерасчеты ведутся, но насколько массово это делается, непонятно, и насколько проблема вообще решена раз и навсегда, тоже непонятно.

— В программе у меня на эту тему действительно ничего нет, но я в нее глубоко погружен уже два года. Сначала этой темой занималась активный житель 10-го района Татьяна Павловна Федянина, но продвижения эффективного не было. Но когда к этой теме подключился господин Соколов, который живет в корпусе 1209, а он меня подключил к этой теме где-то в декабре прошлого года, записавшись ко мне на прием и показав все документы, я понял, что дело пойдет с этим активистом гораздо серьезней.

Именно вместе с ним, с ГБУ «Жилищник» и с управой Силино мы лазили в подвал этого дома, проверяли их распределительный узел. Он грешил на узел. Там все хорошо и красиво, и я видел, что не было там спецподготовки для этой экспедиции. Но проблема осталась. И Соколов настолько грамотно все организовал и сделал, что последние несколько его писем дошли до адресата и именно по его инициативе был массовый перерасчет всех зеленоградских домов. Насколько я знаю, за полгода перерассчитали уже на 9 миллионов.


По теме

Он дошел до того, что добился перерасчета себе, добился перерасчета своего дома, но потом не остановился на этом, как делают все жители, а пошел дальше и добился перерасчета всех домов, которые есть в Зеленограде. Он пошел еще дальше. Частным лицам перерассчитали, а как быть с детскими садами, с больницами, которые тоже платили дороже? «Кто вернет деньги в бюджет?» — был задан мне вопрос. Я-то юрист, я понимаю, что это возможно, но для этого каждая отдельная организация должна возбудить процесс и через суд требовать вернуть деньги. Но какая ГБУшка, какая школа начнет судиться? Вряд ли. Но он своих попыток не оставляет. Он пишет прокурору, президенту и требует вернуть деньги в бюджет. Не себе, а в бюджет! Вот это называется активная жизненная позиция! Вот таких жителей я поддерживаю. Грамотный, дотошный человек! И при этом еще и правильный! К сожалению, таких Соколовых в этих ГБУ нет.




Результаты выборов, поддержка властей, «Единая Россия»

— Вернемся непосредственно к выборам. Для Вас стало неожиданностью, что Вы победили с таким маленьким отрывом от Ульянченко?

— В общем-то, да, потому что по опросам у меня преимущество было больше.

— В какой-то момент было паническое настроение?

— Нет. Было у моих коллег. Я наоборот говорил: «Да чего вы переживаете? Надо просто людей привести побольше». Здесь сработал эффект протеста того слоя населения, который никогда не ходил, а теперь решил попробовать сходить проголосовать. Ради спортивного интереса. У них интерес был больше, чем у моих сторонников. Если бы все сторонники знали, что происходит, я думаю, что они побыстрее бы прибежали голосовать. Потому что они уже стали переживать потом, когда пошла информация экзитполов. И к вечеру люди подтянулись.

Когда в день выборов пошли экзитполы, я не верил. Я сам объездил пять или шесть школ, в каждой по 5–6 УИКов, общался там с людьми. Я понимаю, что эти люди делали не осознанный выбор. Многие.

— Вы имеете в виду, тех, кто голосовал не за Вас?

— Да. Спрашиваю: «Можете сказать, за кого голосовали?» Отвечает: «Могу. Ну, за этого, ну как его…» И меня это удивило. Я почему был уверен в своей победе? Потому что у меня были независимые обзвоны зеленоградских телефонов. Заказать такой обзвон стоит 10 тысяч рублей. Там совсем другой результат. Гораздо больше у меня, и никто не знал о конкурентах вообще. Так что боролся я с Госдепом США на этих выборах. Ну, мне так кажется.

— В лице Ульянченко?

— Да там, кого бы поставили, за того бы и голосовали.

— То есть в лице тех, кто рекомендовал голосовать за Ульянченко? Вы имеете в виду программу «Умное голосование»?

— Да. Если бы они сказали голосовать за другого, результат был бы примерно таким же.

— Вам не кажется, что если бы другие кандидаты были более активны, то и выбор оппонентов власти в пользу Ульянченко не был таким однозначным?

— Вот это да, вот здесь я соглашусь. Потому что пассивно было.

А выиграл я только потому, что больше десяти лет работаю для жителей Зеленограда. Начиная с 2009 года, когда впервые отвез в Тревизо регбистов за свои деньги. Понятно, что только за счет всей этой работы люди за меня голосовали. И в последние часы люди пошли голосовать. Кто-то даже сорвался с дачи для этого.


По теме

— У Вас есть объяснение тому, что в электронном голосовании Ваш перевес над Ульянченко оказался значительно большим, чем в «бумажном»? Ваши оппоненты указывают на данный факт как на подозрительный.

— Так у меня половина моих друзей и родственников голосовала электронно, потому что это удобно. Я потом на работе узнал, что у меня тоже четыре человека голосовали электронно.

— Вы всю предвыборную кампанию позиционировали себя как независимого кандидата. При этом было очевидно, что Вас поддерживают городские власти. Как минимум информационно.

— Да, не мешали точно. И поддерживали, наверное. А больше никто и не просил, я так понимаю.


Андрей Титов и Сергей Собянин на торжественном вечере в честь 55-летия Зеленограда. Фото Инфопортала

— Сейчас Вы готовы признать, что Вы были кандидатом, на которого ставила власть?

— Ну, я не понимаю, на кого они ставили, но во мне ничего не изменилось. Я как был независимым, так и остаюсь и буду независимым. Я ни в какие партии вступать не буду. Точно. В группы какие-то депутатские — это надо еще посмотреть и подумать, потому что один ты не сможешь работать.

Я считаю, что у власти просто выбора-то не было большого. Они сами не пошли, значит, им надо было выбирать из тех, кто пошел. Я думаю, что так произошло. Они мне, в общем-то, и в 14-м году не мешали, когда я делал все, что хотел. (В 2014 году Титов баллотировался в Мосгордуму, но, будучи самовыдвиженцем, не смог собрать необходимого количества подписей, и не был зарегистрирован в качестве кандидата — прим. Инфопортала.) Что-то получилось, что-то нет, но реально — не мешали. И сейчас не мешали.

— Сейчас — скорее помогали. Как минимум по количеству публикаций можно…

— Не соглашусь. Откройте 14-й год и посмотрите, сколько было публикаций обо мне в этих же газетах. Такие же статьи на разворот. И даже интереснее.

— В электронной газете префектуры Зеленограда за все предыдущие годы о Вас 10 публикаций…

— И все в 14 году?

— Нет, они размазаны по годам. А за 2019-й — таких публикаций около сорока.

— Ну, тогда да, я думаю, что таким образом поддержку они показывают. Считаю, что это нормально.

— Глава ЦИК Элла Памфилова, объявляя новый состав Мосгордумы, также заявила, что всех 25 самовыдвиженцев, избранных в городской парламент, поддерживала «Единая Россия».

— Вот с этим я могу поспорить. Потому что я не понимаю, как «Единая Россия» меня может поддерживать. Конкретно в этих выборах она могла только навредить. Я не понимаю, как партия вообще может поддерживать самовыдвиженца. Финансированием? Нет, у меня были другие источники финансирования. Как еще? Да, зелао.ру печатало больше информации обо мне. Здесь нет смысла отрицать — раз печатали, значит поддерживают. Но они печатали и всех остальных. Не так, конечно, много...

— Вообще-то нет. Единственное упоминание остальных — это результаты опроса с очень странным рейтингом кандидатов, в котором на втором месте неожиданно оказался Милованов с 14%, а Ульянченко поставили на третье место.

— Ну, я все равно не знаю, как меня могла поддерживать «Единая Россия». Она меня никак физически и юридически не поддерживала — это точно. Не связан я с ней. Я даже не знаю, где ее штаб-квартира в Зеленограде. Я, кстати, знаю, что они планировали проводить праймериз, но меня туда не приглашали. Я помню, как было в 14-м году — они приглашали. И я участвовал в этом праймериз. А в этом году даже не приглашали. И я не знаю, было оно или не было. Даже в муниципалитете, когда члены «Единой России» обсуждали свои партийные дела, я всегда уходил. Что они там обсуждают, я даже не знаю, и никогда не интересовался. Меня это не касается.


По теме



20 миллионов на выборы, «Умное голосование»

— Когда Вы баллотировались в Мосгордуму пять лет назад, то говорили нам в интервью, что хотели пройти в Думу без мешков денег, чтобы там «работать, а не отрабатывать деньги». В этот раз у Вас был самый большой бюджет из всех зеленоградских кандидатов — более 20 миллионов рублей.

— Но я все равно ничего не буду отрабатывать, потому что это деньги, так скажем, предпринимательских сообществ, которые поверили в меня раньше — еще когда я в 14-м году шел. Мы были все такие на эйфории: прошли в муниципалитет, ничего нам это не стоило, оказалось довольно просто. Решение приняли на заседании Делового клуба — почесав затылки — внезапно. И в 14-м году, собираясь в Мосгордуму, я тратил свои деньги. Но невозможно было без денег собрать столько подписей. Тогда я это понял.

Мне в Зеленограде несколько компаний очень сильно помогали финансово. Целый год перед выборами. Поверьте. Не буду называть цифры, но они соразмерны тем, что появились на избирательном счету.


По теме


По теме

— Во что Вы их вкладывали?

— В социальные проекты разные. Я что-то делал, но вкладывал в это не свои деньги, а средства вот этих социально ориентированных компаний. Которые и так их тратят. Это деньги на благотворительность. И здесь, смотрите, надо очень сильно разграничить территорию денег, которые надо отрабатывать — это когда какая-то финансовая структура хочет пролоббировать свой интерес... Ставит на кого-то и потом его тянет, чтобы он этот интерес лоббировал. Вот я и тогда вкладывал этот смысл в фразу про отрабатывание денег и сейчас его вкладываю. А есть социальные деньги, которые предприниматель тратит потому, что у него есть потребность поделиться своими накопленными деньгами на благо соседей. И это делают многие компании. Я могу сказать какие: «Миландр», «Элинс». И если десять лет назад я мог вложить в федерацию регби и спорт 300 тысяч фирменных своих денег, то уже пять лет я не вкладываю ни копейки. Но тот же «Миландр» вкладывает по два миллиона в год. «Элинс» — примерно столько же. И я не собираюсь их отрабатывать, потому что это на благое дело потрачено.

И, кстати, очень много регбистов бегали собирали мне подписи. Тоже за деньги.

— Регбисты быстро бегают.

— Да. И у меня самые большие сборщики — это мои пацаны 99-го года, которых я в первый раз отвез тогда в Тревизо.

— С зеленоградскими деньгами понятно. А как Вы связаны с Союзом столичных полиграфистов и Ассоциацией инвесторов Москвы? Что это за компании и почему они дали вам 20 миллионов?

— С полиграфистами я связан напрямую по работе. У меня половина моих подрядчиков — это полиграфисты. Если зайдете в магазин, там мои железки стоят, а в них все реклама-реклама, которую печатают полиграфисты. (Компания Титова производит мелкое торговое оборудование — прим. Инфопортала). Есть еще несколько моих партнеров, которые уже в середине кампании говорят: «Нужно еще пять миллионов?». Я говорю: «Не нужно. Уже все рассчитано, и уже больше, чем надо даже». Зато очень много людей, которые были моими сборщиками, агитаторами, помощниками — они работали за деньги.


Андрей Титов во время сбора подписей за его выдвижение в Мосгордуму. Фото с личной страницы депутата в сети «ВКонтакте»

— То есть полиграфисты и инвесторы — это ваши рабочие связи по бизнесу?

— Да. Но не такие, как зеленоградский Деловой клуб. Там именно рабочие связи, а в Деловом клубе — еще и дружеские.

— Размер бюджета в 20 миллионов — это необходимый минимум для победы на выборах в Зеленограде?

— Я сейчас понимаю, что можно было обойтись более скромной суммой — от 10 до 12 миллионов. Ну, 15 — максимум. Но все равно вот эти риски внезапные не просчитали...

— Связанные с «Умным голосованием»?

— Да. Ну, когда в последние два дня на все запросы «за кого голосовать в Зеленограде» выскакивала исключительно одна фамилия — ну, вы знаете, что это такое. Вот, что сыграло. Если б не это, было бы у моего конкурента 4–5 тысяч голосов. А как собирали остальные? В Москве приходили какие-то группы, которые просто фотографировались и уходили. Им там за это давали какие-то бонусы в компьютерных играх. Если бы я лично не узнавал это у людей, я бы не поверил. В 5-м районе спросил у одного, за кого голосовал. Ну, реально не знает даже. А зачем пришел? Ну, вот интересно ему. Ради хайпа.


Несостоявшееся интервью, нарушения на выборах

— Почему наше интервью состоялось только сейчас? Что помешало Вам прийти к нам в редакцию и ответить на вопросы, которые наверняка волнуют многих зеленоградцев, перед выборами?

— Это зависело от выборного законодательства. Я реально ничего не нарушил. Остальные нарушали. Не проблема — я не жаловался. Хотя мои юристы штабные все равно пару раз пожаловались.

— То есть интервью Ульянченко и Милованова Инфопорталу Вы считаете нарушениями?

— Да. Но ничего страшного. Я, например, наоборот радовался, что мой оппонент вместо того, чтобы рассказывать о своей программе, рассказывал о моей. Отлично. Просто отлично! Спасибо ему большое. Лишних 20 человек привлек. (смеется)




По теме

— Чем ответы на вопросы в интервью принципиально отличаются от ответов на подобные вопросы на предвыборных встречах, которые Вы проводили во дворах?

— Вы являетесь СМИ, а у СМИ регламентированы все движения. С 16 августа по 7 сентября вы должны публиковать только то, что оплачено с избирательного счета. (Официальное приглашение на интервью было направлено Титову еще 23 июля — прим. Инфопортала.)

— Это если мы говорим об агитации. Но почему Вы считаете, что интервью, в котором задаются, в том числе, неудобные кандидату вопросы — это агитация?

— Потому что там будет формироваться общественное мнение о человеке. Она может быть явной, может быть скрытой. Явная — это когда Ульянченко сидел в футболке со своей фамилией. Это стопроцентное нарушение. И с вашей стороны тоже. Потому что он зарегистрировал ее в избирательной комиссии как агитматериал. Можете сделать запрос.

— Он нам пояснил, что зарегистрировал как агитматериал другую футболку — похожую, но не эту. Впрочем, на самом деле до тех пор, пока никто из уполномоченных на то органов не предъявляет нам никаких претензий — а претензий Инфопорталу по освещению этой предвыборной кампании никто не предъявлял — мы не считаем для себя принципиальным вопрос о футболке Ульянченко, и убеждены, что действовали в рамках закона, публикуя данные интервью.

— Правильно. Потому что когда предъявляешь претензии — это тоже реклама другого кандидата. Поэтому мы выбирали для жалоб только самые явные нарушения.

— То есть вы считаете, что СМИ в агитационный период вообще не имеют права задавать вопросы депутатам?

— В рамках избирательной кампании — пожалуйста. А такие вещи в СМИ, я знаю, должны регламентироваться полностью. Каждая строчка.

На самом деле я сам хотел дать интервью. Но мне долго доказывал сначала один юрист, потом второй, потом третий, что этого нельзя делать. Аргументация у них была более жесткая. Нельзя — и все. «Зачем тебе это надо? Если ты выступишь, то ты обязательно будешь сравнивать. Сравнивать — это значит приравнивать шансы...» И много-много репутационных потерь.

— То есть дело все-таки не только в законности?

— Не только в законности. Но законность там присутствует на 80%. И я уверен, что мой штаб не допустил ни одной юридической ошибки.


Андрей Титов в своем рабочем кабинете, 2014 год. Фото Инфопортала

Дебаты с Ульянченко, Навальный, Госдеп США

— Вы не откликнулись на предложение Ивана Ульянченко устроить дебаты и объясняли это тем, что дебаты в рамках данной предвыборной кампании не были предусмотрены законом. Но это же не значит, что они были запрещены. Ведь то, что не запрещено, разрешено. А не наоборот.

— Подождите. А кто будет оплачивать зал, еще какие-то вещи?

— Ну, это уже вопрос дальнейшей технической проработки.

— Нет, это вопрос самый главный.

— То есть Вы не захотели проводить дебаты, подозревая, что Вам придется за них заплатить?

— Первое — я не хотел платить и не за себя тоже. Второе — на тот момент рейтинги мои были многократно выше. Зачем мне свой рейтинг опускать, а чей-то поднимать?


По теме

— В сознании многих людей человек, который собирается стать депутатом, должен не бояться и уметь отвечать на вопросы, в том числе неудобные. А так получилось, что Вы в преддверии выборов на вопросы неудобные фактически не отвечали: ни на наши, ни на вопросы конкурентов.

— Ошибаетесь. В самом начале встреч у меня через раз была подсадная утка от Ульянченко. И каждый раз, когда они пытались со мной вступить в диалог, они замолкали и ретировались. А когда мой человек пришел на встречу к Ульянченко и задал свой вопрос, вы помните, что сказал Ульянченко. Сказал, что там полно провокаторов. Он боится ходить к жителям! На первых встречах вообще моих людей не было. Он ответить ничего не мог! Просто физически ответить ничего не мог. У него не было никакой программы! И зачем мне встречаться с таким человеком, тратить на него свой интеллект?

— Значит, можно было бы на такой встрече показать свое превосходство. И продемонстрировать тем, кто считает, что Вы боитесь отвечать на вопросы, что это не так.

— На самом деле и здесь я тоже был за встречу. Когда я шел на выборы сам, то все решал тоже сам и за счет мозгового штурма моих друзей-предпринимателей. Сейчас у меня была реально большая команда технологов. И они каждый шаг, каждое мое движение, каждое, наверное, слово пытались в своем большом концепте направить правильно. Я тоже говорю: «Давайте встретимся. Там же будет такая колоссальная разница!» У меня к середине августа уже был в голове такой большой объем информации, которой я оперирую сразу же! А он по программе своей партии ни на что не ответит. То есть здесь я понимал, что буду явно лидировать в этом споре. Причем на порядок.

— Но Вам Ваши технологи не дали встретиться?

— Да. Говорят: (понизив голос) «Оттуда воняет. Не надо туда наступать».


Андрей Титов на избирательном участке. Фото с личной страницы депутата в сети «ВКонтакте»

— Вы сами нашли себе этих технологов? Это Ваш личный выбор или Вам их кто-то посоветовал?

— Было очень много вариантов. Не могу сказать, что выбрал идеальных технологов, но очень сильную команду. Идеальных не бывает. Потому что они же не смогли просчитать такое развитие ситуации, какое случилось в последние два дня. И тоже мандражировали.

Просто все, наверное, технологические группы, которые работают над выборами в России, сейчас не очень готовы к тому вызову, который появился — протесту против действий власти. Любых. Что бы они ни делали. Больше половины тех, кто проголосовал против меня, из такой категории. А, к сожалению, все мои сторонники, они занятые люди.

Там была еще претензия к надомному голосованию — почему за меня много там проголосовало? Потому что это, в основном, инвалиды и ветераны. А вы знаете, как я отношусь и к инвалидам, и к ветеранам. И как они ко мне относятся. А какой там еще должен быть результат, если я постоянно хожу в общество инвалидов, общество ветеранов? Люди, которые лично меня знают, никогда не поверят в то, что про меня говорят. Вот это как раз та категория людей, которые лично меня знают.

— Вы не в первый раз затрагиваете тему протеста против власти и «Умного голосования», которое едва не помешало Вам победить, но при этом не называете фамилию человека, который олицетворяет эту программу.

— Навальный. Чего тут произносить?!

— Вы ее произносите — отлично! Просто это же целая интрига, что наш президент не произносит эту фамилию и за этим многие следят.

— Да я и организацию могу назвать, которая за этим стоит. И я ее называл — Госдеп США. А причем тут Навальный? Был бы тут не Навальный, а Подвальный, эффект был бы такой же. Он же просто транслирует то, что ему говорят.



Отчеты перед избирателями, нелюбовь к смартфонам

— Собираетесь ли Вы как-то публично отчитываться перед зеленоградцами за свою работу в Мосгордуме? Как и в какой форме?

— Конечно. Детали пока не знаю. Я понимаю, что у меня будет кабинет в здании префектуры. Наверное, у меня будет возможность и в зале собирать там людей, и перед залом отчитываться. Я просто не знаю процессуальных вопросов, но мне бы хотелось это делать раз в месяц например.

— Даже раз в месяц?

— Ну, а почему нет? Я не боюсь работы и не боюсь избирателей. Мне на всех встречах, когда я уходил, говорили: «Вот за вас мы пойдем голосовать. Вот за вас — пойдем». Мои 16 тысяч — это реально люди, которые меня узнали и узнали благодаря работе. И я уверен, что новый депутат будет гораздо более открыт и доступен для зеленоградцев, чем прежний.

— Ждем анонсов эти встреч. Уже есть понимание того, как будет организован прием горожан?

— Технические моменты только начинают складываться. Понимаю, что будет большая армия помощников, я даже знаю, как я их буду делить. Знаю, что у меня будет 5 муниципальных депутатов в помощниках — по одному из каждого муниципалитета. Это принципиальная моя позиция. Я думаю, что опять буду первым в Москве. Точно будут помощники по профилю. Скорее всего, из общественных организаций тоже возьму. Чтобы в каждом направлении у меня был помощник-профессионал.

— Нашу беседу несколько раз прерывали телефонные звонки, и мы обратили внимание, что у Вас в руках простой кнопочный телефон. Почему не пользуетесь смартфоном?

— А зачем?

— Ну, для интернета как минимум.

— А зачем?

— Чтобы быть на связи в разных формах, так скажем.

— А я разве не на связи? (смеется) У меня есть такой смартфон на самом деле, где я в вотсапе. Есть-есть еще один телефон. Но я им почти не пользуюсь.

— Он у Вас даже не с собой?

— С собой. Просто я считаю, что это вообще неправильно — такие телефоны. Я никогда не пользуюсь навигаторами. Никогда. В жизни не пользуюсь навигаторами. Это убивает пространственное мышление напрочь. Люди становятся обезьянками маленькими за рулем. Зачем им пользоваться? Чтобы мозги высохли окончательно? Вы когда даете пищу мозгам, вы кушаете, вы развиваетесь. Если вы своему мозгу не будете давать пищу, он будет высыхать. Вот это (достает смартфон) отбирает энергию мозга. Я только полгода назад завел, потому что меня попросили. Но я категорически против. Я считаю без калькулятора. Я считаю в уме. Можем посоревноваться. (смеется) Когда я прихожу на рынок, сразу понимаю, на сколько меня обманули. Говорю, чтобы пересчитали. Может быть, я ретроград, но это на самом деле правильно.


Фото с личной страницы депутата в сети «ВКонтакте»

Блиц

— Судя по Вашим предыдущим ответам Вы читали интервью Инфопортала с другими кандидатами в Мосгордуму, а значит, должны знать, что все эти интервью мы заканчивали блицем с одним набором вопросов. Решили предложить такой блиц и Вам. На наши короткие вопросы Вы можете отвечать сколь угодно развернуто, мы же можем задавать уточняющие вопросы.

1. Тему метро уже отчасти обсудили, но все-таки давайте резюмируем: нужно ли Зеленограду метро?

— Если будет справедливое распределение финансовых потоков и люди не будут ощущать на себе несправедливость, то тогда метро, возможно, вообще не понадобится. После того, как все станет одинаково доступно любому зеленоградцу, как и москвичу, нужно провести опрос. И по его результатам смотреть, нужно ли что-то делать. Потому что строить метро — это очень большие капиталовложения.


По теме

2. В августе еще не был готов парк Победы, поэтому мы спрашивали всех об итогах реконструкции площади Юности, проведенной два года назад. Как они Вам?

— Отвечаю по детям. Мой младший ребенок на площади Юности катался в коляске. Средний ребенок на площадь Юности не ездил — неинтересно было. А у младшего ребенка, которому пять лет исполнилось, три точки притяжения: и главная из них — площадь Юности. Устами ребенка глаголет истина.

— Но кажется, что основными местами притяжения для детей там являются объекты городских фестивалей, не связанных напрямую с реконструкцией. Ну, разве что еще крутая детская площадка за «Электроном» появилась.

— Вот! Она туда и ездит. Для меня это тоже в свое время был центр притяжения, потому что там был бассейн. Прям на этой территории был открытый бассейн в 70-е годы, и я там купался. Каждые выходные мама с папой приносили бутерброды, чай, раскладывали это все и лежали отдыхали. А мы с сестрой купались. Потом это место перестало быть центром притяжения, а теперь опять стало. Я считаю, что сделали хорошо. Скребет на душе, что чашу фонтана снесли. Но не по причине мозаики. Я всю жизнь там плавал на льдинах весной. И для нас это было шикарной игрой — не провалиться по пояс в ледяную воду. (смеется)

3. Как Вы относитесь к платной парковке на улично-дорожной сети и нужна ли она в Зеленограде?

— В Москве нужна однозначно. В Зеленограде — вопрос спорный. Во дворах — я думаю, что нет. А где-то в точках притяжения — возможно. Но тут надо учитывать интересы местных жителей. Потому что на площади Юности я тоже сейчас не могу припарковаться — там все битком. Но как там живут люди из этих башен? Для местных жителей должен быть какой-то приоритет.


Андрей Титов на присяге в Мосгордуме. Фото с личной страницы депутата в сети «ВКонтакте»

4. Реновация — это благо для Зеленограда?

— Для Зеленограда — да. Потому что мы сможем построить детскую поликлинику. Сможем построить социальный центр, о котором мы говорили. Который мы иначе не смогли бы построить без уплотнения. Я считаю, что благо.

5 и 6. Про стоимость проезда на электричках уже поговорили, поэтому следующий вопрос: внеуличные переходы — подземные и надземные — это хорошо или плохо?

— Переходы, которые разводят с транспортом, это хорошо. Потому что безопасность сильно увеличивает.

— Но не всегда удобно.

— Не всегда. Подземные или надземные — надо смотреть по ситуации. Нельзя ответить за геолога, за эколога. Надо спрашивать у специалистов. Я за то, чтобы в данном вопросе искать правильный компромисс. Конкретно меня спросили на одной из встреч в 5-м районе про переход к Никольскому проезду. Потому что там проблема утром заехать и выехать из-за того, что людей все пропускают. Что там делать, я не знаю. Но надо что-то делать. И я думаю, что буду педалировать немножко эту тему.

7. Нужно ли восстановить памятник Ленину у Научного центра?

— Я вообще ретроград. Все, что стояло, надо ставить на место. Но его снесли не потому, что он памятник Ленину, а потому что он развалился бы через месяц.

— Коммунисты декларируют намерение добиться его восстановления.

— Пускай они оплатят проект, оплатят установку — и ставят на здоровье. Кто им запретит? Они спрашивали разрешение на строительство? Нет. А вот эти бла-бла-бла я не люблю. Они же хотят это сделать за бюджетные деньги. Я не совсем понимаю это желание за чужой счет въехать в рай.

8. Сколько лет максимум один человек может быть префектом Зеленограда?

— Я к Анатолию Николаевичу Смирнову отношусь с большим уважением. Если взять историю Зеленограда, он уже префект скоро двадцать лет. Соответственно, он был префектом при нескольких мэрах. Назовите хоть одного префекта, кто мог сработаться с такими разными людьми и держать на высоком уровне развитие города. Вот за это надо сказать огромное спасибо. А он же не выборный, а назначенный. Человеку сказали: «Работай». А он что, скажет: «Не буду»?

— Это Вы как будто с позиции префекта отвечаете. А Вам самому как со стороны кажется: это нормально, эффективно? Или безотносительно мнения о конкретной личности должна быть какая-то динамика, ротация на этом посту?

— Ну, 20 лет, конечно, многовато. Но опять же — должен быть компромисс правильный. В данном случае я не вижу никого на смену Анатолию Николаевичу. Будь я мэром Москвы, я бы его сейчас менять не стал. Особенно эти выборы показали, что надо, наоборот, консолидироваться. Нет фигуры, которая объединит всех сейчас в Зеленограде. А если нам пришлют какого-то варяга, это будет еще хуже. 20 лет — много. Но вот я 25 лет — директор одной компании. Это плохо или хорошо? В какой ситуации как, правильно?


Андрей Титов с продукцией своего завода, 2014 год. Фото Инфопортала

9 и 10. Велодорожки тоже подробно обсудили, поэтому последний вопрос: как Вы оцениваете организацию работ по реконструкции Центрального проспекта?

— Ну, на «троечку». Именно организацию. Когда вы делаете что-то, вы должны то, что закрыли, продублировать. Это где-то было, где-то чуть-чуть, где-то вообще не было сделано. Поставить полный «неуд» невозможно, потому что думали, но думали очень плохо. Где-то между «двойкой» и «тройкой».

По качеству работ я бы поставил реальную хорошую «четверку». С плюсом даже. Потому что здесь я видел сам, ходил, смотрел, проверял. И это намного качественней, чем было 3-4 года назад у нас в Силино во дворах. Технология производства реально видна. Это меня впечатляет и радует. Я думаю, что это все долго прослужит. И будет красиво. На самом деле будет красиво. Пройдет год — мы будем вспоминать, как ужасно было до реконструкции.


Беседовали Анна Колоткова и Павел Чукаев


Другие новости
Просмотров: 20991

Комментарии (68)

..